“Гниющая заживо”: пикеты, скандалы, обвинения в адрес медиков и пенсионерка-инвалид, которая просто хочет домой

“Гниющая заживо”: пикеты, скандалы, обвинения в адрес медиков и пенсионерка-инвалид, которая просто хочет домой

11.06.2020 20:35 8 Автор admin

В Балаково уже не первый месяц поступают жалобы от Киры Яшкиной, дочери пациентки паллиативного отделения. Она утверждает, что якобы за ее мамой плохо ухаживают. О ситуации знают многие балаковские журналисты, выясняли, как обстоят дела на самом деле. Общались с самой Кирой, с медиками, со знакомыми семьи. И потому местные СМИ уже давно не публикуют ее жалобы. Знают, как ведет себя лично дочь пациентки. Один день звонит в редакцию, и рассказывает, что якобы ее мать в медучреждении голодом морят. Другой день, рассказывает другое. На все вопросы и предложения наладить человеческое общение с медперсоналом категорический отказ и обвинения в адрес сотрудников больницы. При этом сама дочь отказывается забирать мать из больницы и ухаживать за ней дома, раз все медики, по ее мнению, делают это неправильно. Ситуация очень неоднозначная. От других родственников пациентов отделения жалоб не было.

Недавно Кира Яшкина начала активно добиваться внимания СМИ теперь уже на уровне Саратовской области. Вышли несколько похожих новостей на областных ресурсах, с одними и теми же рассказами, фотографиями. СМИ опубликовали комментарии Яшкиной, комментарии от минздрава и главного врача больницы. Нашлись сочувствующие из числа оппозиционеров, и ситуации сразу начали предавать политический окрас. После этого Кира Яшкина дважды провела пикеты с обращением к председателю Государственной Думы Вячеславу Володину. Их записывали на видео. Она стояла с плакатом “В.В. Володин, моя мама гниет заживо в БГКБ”, помогите!”.

Ранее она заявляла, что вот если бы журналисты захотели, то докопались бы до истины, провели бы расследование. Ну что ж, Кира Яшкина своего добилась, результат расследования в данном материале.  

Помощники депутата Госдумы Николая Панкова после первого пикета навестили в больницы Татьяну Яшкину. Общались лично с ней, медицинским персоналом и самой дочерью. Глава Балаковского района Александр Соловьев также разговаривал с ней. Они рассказали, что Кира Яшкина отказывается забирать маму домой, якобы не сможет за ней ухаживать. Перевести ее в дом-интернат для инвалидов и пенсионеров, то была согласна, то нет. Все разговоры были с аудиофиксацией. Если потребуется предоставить их в суде, то можно легко проверить, кто и что говорил или на что “намекали в ЕР”, как она заявила в одном из интервью. Якобы намекают забрать маму домой с недолеченной раной – пролежнем.

Но в первую очередь стоит дать слово самой Татьяне Павловне Яшкиной. Сегодня я пообщалась с ней в паллиативном отделении. Все беседы с пациенткой и медиками записаны на диктофон. Так как сейчас в медицинских учреждениях повышенные меры безопасности из-за ситуации с коронавирусом, мой визит был в средствах индивидуальной защиты.

Подчеркну сразу, между звонком в больницу с просьбой посетить Татьяну Павловну и самой беседой с пациенткой прошло меньше часа. Можно ли было бы за такое короткое время “навести марафет” в отделении, поменять постельное белье всем лежачим пациентам? Предположений делать не стану, в отделении 20 пациентов. Но время моего нахождения в паллиативном отделении было чисто, без каких-либо неприятных запахов, несмотря на то, что там только тяжелые пациенты. Постельное белье чистое. Пациенты на специальных противопролежневых матрасах, в том числе и Татьяна Павловна.

Она была в сознании и согласилась на беседу с журналистом. Но учитывая состояние пациентки, вопросы и ответы были односложными.

За вами хорошо ухаживают?

– Да, – ответила Татьяна Павловна

– Как с вами обращаются нянечки, санитарки? Обижают?

– Нет

Она не смогла ответить на некоторые вопросы или не захотела отвечать, в частности, кем и где работает дочь. Кто получает ее пенсию, пока сама пожилая женщина-инвалид уже несколько месяцев находится в больнице.

На вопросы нравится ли ей в больнице, пациентка ответила утвердительно. Но где ей все-таки хочется находиться, она ответила: “Дома”.

– Вам предлагают переехать жить в дом-интернат для инвалидов. Вы туда хотите?

– Нет, не хочу.

– Почему вас домой не забирают?

– Потому, что потому…, – сказала Татьяна Павловна.

“Дочь категорически отказалась ее забирать и ухаживать за ней дома”

Далее я побеседовала с заместителем главного врача Еленой Абрамовой и старшей медсестрой Ниной Козак.

Они рассказали о состоянии Татьяны Павловны и ответили на вопросы о жалобах ее дочери Киры. Татьяна Яшкина находится в отделении паллиативной медицинской помощи с 12 декабря. Особенно стоит подчеркнуть, до эпидемии коронавируса в России. Запрет на посещение родственников в паллиативных отделениях и хосписах ввели весной. Ведь дочь жаловалась в СМИ, что из-за эпидемии ей не разрешают навещать маму, ухаживать за ней в больнице, что ее не лечат. Паллиативная медицина занимается неизлечимыми больными. Это уход, позволяющий улучшить качество жизни неизлечимых пациентов.

– В каком состоянии поступила пациентка, в каком сейчас находится?

– Она поступила в состоянии средней степени тяжести, стабильная. Ее готовили на выписку в нефрологическом отделении, где она до этого находилась. Но в связи с тем, что дочь категорически отказалась ее забирать и ухаживать за ней дома. Ей также предлагался перевод пациентки в дом-интернат, но она и от этого отказалась. Поэтому мы госпитализировали пациентку в отделение паллиативной медицинской помощи, – сказала Елена Абрамова.

– Дочь жалуется по поводу пролежней. Они были при поступлении?

– У нее были пролежни при поступлении. Но именно тот, который находится на крестце, он не был до такой степени выражен. Но уход у нас в этом отделении очень хороший, специализированный уход именно за тяжелыми больными. Противопролежневый матрас у нее был с первого дня пребывания в этом отделении. Но в связи с тяжелыми заболеваниями пациентки, регенерирующие способности тканей снижены. И поэтому заживление пролежней очень-очень плохое идет. Она постоянно консультируется врачами-хирургами гнойного хирургического отделения. Ей постоянно оказывается помощь. Перевязки выполняются ежедневно. Консультации хирурга два раза в неделю.

– Дочь заявляет, что хотят выписать с незажившими ранами. Эти раны в принципе могут зажить, их можно залечить?

– Нет.

– У других пациентов, у которых состояние может получше, пролежни заживают?

– Заживают, у которых нет такой тяжелой сопутствующей патологии. У нее не только диабет, заболевание почек, перенесенный инсульт. И она пациентка, которая получает гемодиализ.

– Дочь заявляла, что у мамы невыносимые боли, ее якобы не обезболивают?

– Да. И мы неоднократно говорили, что болевого синдрома у Татьяны Павловны нет. Мы проводили консилиум неоднократно. Она не кричит, на болевой синдром не жалуется. Обезболивающие она никакие сейчас не получает, потому что на боль не жалуется.

– Вялое состояние с чем связано?

 – С основным заболеванием.

– Ее возят на диализ, как говорила дочь. Как это проходит? Присутствие родственницы при этом нужно? Нужно ли там пациентку кормить?

– У нее программный гемодиализ три раза в неделю. Ее в 10 часов мы увозим в центр, и забираем в три – полчетвертого. Участие родственницы абсолютно не нужно. У нее пятиразовое питание, высокобелковая диета. Завтрак в 9 утра. В 10 часов увозят. После того, как ее привозят, ей разогревают еду и кормят. Она полностью съедает порции, кушает хорошо, аппетит сохранен. Девочки ее кормят сами с ложки. Отношение у девочек к ней очень хорошее. У нас ко всем больным очень хорошее отношение. Что не устраивает Киру Михайловну, непонятно.

– Татьяна Павловна она просто мировая! Очень хорошая пациентка. Она даже Киру одергивает, когда она начинает что-то на нас говорить, – добавила медсестра.

Она нас оскорбляла, кричала, что всех посадит. Что мы козлы вонючие. Обзывает, использует ненормативную лексику. Угрожает девочкам расправой

– Она просто идет на инцидент, постоянно провоцирует девочек, во всем. То ей памперс не так одет, то постель ей не так застелена. Постоянно придирается ко всему. Однако сама нарушает абсолютно весь эпидрежим. Кормит пациентку совершенно не теми продуктами, запрещенными. Мы неоднократно делали замечания Кире Михайловне, и она прекрасно знает, что у ее мамы сахарный диабет. И кормить запрещенными продуктами при сахарном диабете нельзя. Но она игнорирует нас. Поит ее газированными сладкими напитками, “Тархун”. Приносит беляши, колбасу. Продукты, которые она вынимает из сумки, не показывая нам. Почему она и настаивает, чтобы она одна с ней в палате была, чтобы никто не видел и не мешал. И потом у пациентки жидкий стул. А дочь обвиняет, что ей помощь не оказывают, памперсы не меняют. Выдумывает все, что можно, просто напросто.

– Насколько мне известно, со стороны медперсонала уже были обращения в правоохранительные органы из-за поведения самой дочери?

– Да, у нас даже письмо есть. Она нас оскорбляла, кричала, что всех посадит. Что мы козлы вонючие. Обзывает, использует ненормативную лексику. Угрожает девочкам расправой, жалобами в вышестоящие органы. Говорит “Я вас посажу! Вы здесь никто работать не будете!”, – рассказала старшая медсестра Нина Козак.

В официальном ответе от полиции сказано, что материалы направлены в прокуратуру.

По словам медиков, Кира Яшкина приходит к маме каждый день. Но они ее не оставляют наедине с пациенткой, “чтобы не врала. А то она столько всего сочиняет в средства массовой информации, и куда жалуется, что всего не перечитаешь”.

– Она в эти пролежни лезла руками. Мы с вами в перчатках общаемся, а она голыми руками в них лезла. Приносит неизвестные мази. Пытается сама мазать. Отдирает все повязки. Назначения, которые делают хирурги, ее не устраивают, – сказала замглавного врача.

– В пролежнях есть свои стадии. И каждую стадию нужно обрабатывать специальным препаратом. Мы ей все это объясняли, но она мажет совсем другими препаратами. И на диализе на каталке в коридоре она сдирала повязки, сама делала. Я в свое время была операционной медсестрой, это нарушение стерильности. Это вообще преступление. Это просто преступление, что она туда в нестерильных условиях лезет руками, – добавила старшая медсестра.

Медики неоднократно обращались к полицейским. Они считают, что поведение родственницы неадекватное. Татьяна Павловна не ответила, кем работает ее дочь. Почему она якобы не может ухаживать за мамой.

– Дочь не работает. Она живет с мамой. Причем пользуется пенсионной картой мамы. Мы задавали вопрос Татьяне Павловне, потому что она спрашивала нас про ее пенсионную карту. Мы сказали, что у нас ее нет. Потом она подтвердила, что ее карточка у дочери, она пользуется ее пенсией, сказала “да я ей разрешаю пользоваться”.

– Добавлю, Татьяна Павловна с самого начала очень переживала, что дочь не будет платить за квартиру. Что она квартиру потеряет, – уточнила медсестра.

Заместитель главного врача подчеркнула, что Татьяна Павловна, когда устает, может путать время, место, но недееспособной она не признана. Ее осматривал психиатр. Она дееспособна и может свое мнение высказывать. По словам медиков, пенсионерка часто просится домой и говорит это при дочери. Но дочь отвечает, что не может забрать и ухаживать за ней. Пенсионерка не верит, что из больницы ее не забирает сама дочь. Она считает, что за ней дома могли бы ухаживать.

По поводу средств ухода за инвалидом, которые ей выдавали от государства в рамках социальных гарантий, тоже есть вопросы.  

– Силами учреждения мы ей повышали группу инвалидности со второй на первую. Ей при этом была назначена поддержка от государства. Выдают памперсы, насколько мы знаем. Ей выдавали инвалидную коляску. Она выбивала для чтения электронных книг, ей все это оформили, противопролежневый матрас. Но мы этого ни разу не видели. Получается она на двойном содержании у государства. Я памперсы на нее получаю, у нас все в достатке. Но факт остается фактом. Город маленький. До нас доходят слухи, что она якобы распродает средства по уходу. А инвалидную коляску говорила у нее якобы украли. Но было ли заявление в полицию о краже? У нас в отделении это все есть, но даже когда ездим на диализ, свои памперсы ей всегда даем. Она не приносит.

– У нас весь коллектив уже устал. Одно отделение полностью написали заявления, что уйдут. Морально очень тяжело работать. Причем Кира Михайловна прекрасно знает, что уход здесь хороший. Но для чего она это делает, нам вообще непонятно. Для того чтобы заработать какие-то деньги в Интернете? Или себя как-то выставить? Для чего? Но она знает, что ухаживают здесь хорошо.

Раньше Татьяна Павловна была в палате с другой пациенткой. Но потом дочь заявила, что якобы ее мать могла заразиться коронавирусом. Ее оставили в палате одну, провели все обследования, в том числе компьютерную томографию – вируса нет. У пациентки была субфебрильная температура из-за хронического заболевания. Провели лечение, сейчас температуры нет. Но она теперь в палате одна.

Вы знаете о пикетах, что дочь обращалась к Вячеславу Володину?

– Да, нам это очень обидно. Пикеты сфабрикованные, отрепетированные. Она говорит совершенно неправдоподобную информацию. Мы с ней не согласны категорически.

Сколько раз к вам уже проверяющие приходили по ситуации с Татьяной Яшкиной?

– Постоянно. Участковый каждую неделю приходит. И мы к ним ходим, и они к нам. Прокуратура, партия “Единая Россия”. У нас нет никакой подготовки перед проверками, как утверждает Кира Михайловна, – подытожили медики.

После общения с ними, я зашла в другую палату, чтобы пообщаться с пациентами. Одна женщина спала. Вторая охотно побеседовала. По этическим причинам я не фотографировала пациентов, только матрасы и пустые кровати. В палатах чисто. Пенсионерка, с которой я разговаривала, была удивлена, что на сотрудников отделения кто-то жалуется. Она рассказала, что ухаживают и кормят хорошо. Помогают есть первое, так как ей сложно справляться ложкой с супом. Второе она предпочитает есть, самостоятельно держа ложку. Пенсионерка любит читать, и сказала, что ей даже книги приносят медсестры, так как у женщины нет родственников в городе. Она тоже на противопролежневом матрасе.

Свое мнение о ситуации высказала родственница одной из пациенток, которая тоже лежит в этом отделении городской больницы.

Я нашла ее самостоятельно через соцсети.
“Наша родственница лежит в отделении паллиативной помощи. В течение нескольких недель я каждый день посещала свою тётю, которая лежала в одной палате с Татьяной Яшкиной. Не один раз наблюдала посещение Киры. И не буду говорить о том, как нервничает её мама, когда она приходит. Хочу сказать о девочках санитарках и медсестрах они молодцы, спасибо им!!! Бабулечки всегда чистенькие, постель опрятная, матрасы противопролежневые есть у всех, кому необходимы. Когда закрыли отделение на карантин, пришлось прекратить посещение и это правило для всех одинаково. Там лежат пожилые, больные люди, которые восприимчивы ко всем инфекциям. Ну а если уж сильно тоскуешь по маме, забирай её домой. Я прочитала большую часть комментариев в соцсетях, и с одним из них согласна полностью на все сто процентов. Если ты не согласна с тем как ухаживают и лечат твою маму, и уверена в необходимости больничного ухода, иди санитаркой в это отделение. Там всегда нужны санитарки для тяжёлого каждодневного и как в этом случае неблагодарного труда”, – рассказала Екатерина А.

Об этой ситуации и жалобах Киры Яшкиной лично мне известно не первую неделю. Она сама сначала обращалась в редакцию. Мы с ней неоднократно разговаривали. Но поняв, что публикации истории только с ее слов не будет, она стала обращаться в областные СМИ. После второго пикета я позвонила ей за комментарием, но она уже отказалась разговаривать. А ведь вопросов немало, по поводу того, почему взрослая женщина уже несколько лет официально нигде не работает и пользуется пенсией матери? Не по этой ли причине она то говорит чиновникам о готовности отдать маму в дом-интернат для инвалидов, а потом этого не делает? По закону, если пенсионерку возьмут в дом инвалидов, то пенсия будет поступать не на карту, а в интернат на питание и т.д. За это время удалось пообщаться со знакомыми семьи, соседями. То, что они рассказали о поведении самой дочери, еще до госпитализации матери, в публикации описывать будет неэтично. Но если бы правоохранительные органы и социальные службы попытались подробней узнать об условиях жизни пенсионерки-инвалида, было бы неплохо.

К сожалению, журналисты из областных СМИ не приезжали на месте пообщаться с пациентами отделения, медиками и т.д. Многие в Интернете в комментариях сочувствовали Кире Яшкиной, особенно когда ситуация преподносилась как случай в больнице во время эпидемии коронавируса, что из-за эпидемии дочь перестали пускать к неизлечимо больной маме. Что пациентку не лечат, так как все внимание сейчас на коронавирус. Но как уже было написано выше, эта история и конфликты начались задолго до коронавируса, на котором сейчас не хайпят только ленивые. И сейчас, как давно уже сама дочь приходит каждый день, так и проверяющих пускают с соблюдением всех мер безопасности, в средствах индивидуальной защиты.

В завершение добавлю, что для меня ситуация с неизлечимо больными родственниками не история из соцсети. К сожалению, пришлось пройти и это. О чем самой Кире Яшкиной тоже было сказано в первый же день общения. Потому я прекрасно понимаю, что такое пролежни, паллиативная медицина. И именно потому лично я как человек и журналист с самого начала видела много “нестыковок” в жалобах г-жи Яшкиной. Мне не хотелось писать обо всей ситуации, я и сейчас воздержусь от того, чтобы выносить самые нелицеприятные подробности. Но раз Кира Яшкина так добивалась расследования, огласки, информация была собрана тщательно и не только с ее слов.

Возможно, службы социальной защиты теперь уделят семье больше внимания. И правоохранительные органы заинтересуются не только жалобами на медиков от родственницы пациентки, но и проверят условия проживания пенсионерки-инвалида в квартире. Точней в квартире, в которой она не была уже минимум полгода, и куда ее забирать отказываются. Не накопились ли за это время долги по комуслугам, из-за которых в квартире инвалида могут в будущем, например, отключить электроэнергию? Кто получает средства ухода и действительно ли они доходят для инвалида и т.д? И конечно, наконец-таки будет найдено решение, которое будет устраивать саму Татьяну Павловну. Пока она сказала совершенно четко – что у нее нет жалоб на медиков, но она хочет домой.

Инна Чумичкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.