Большое интервью с Иваном Чепрасовым: три конверта для администрации, обнуление, и готов ли он снова стать главой Балаковского района

Большое интервью с Иваном Чепрасовым: три конверта для администрации, обнуление, и готов ли он снова стать главой Балаковского района

13.08.2020 14:13 20 Автор admin

Иван Васильевич Чепрасов в представлении не нуждается. Фигура на политическом Олимпе столь же яркая, сколь и противоречивая. Бывший глава Вольского и Балаковского районов, экс-зампред Саратовской областной Думы, сейчас беспартийный депутат регионального парламента. В сентябре Ивану Васильевичу исполнится 65 лет. В преддверии юбилея Иван Чепрасов дал эксклюзивное интервью главному редактору ProBalakovo Инне Чумичкиной. О том, о чем открыто не говорили в последние годы, о прошлом, настоящем и будущем. Любит ли Николай Панков Александра Соловьева? За что до сих парится Дмитрий Поперечнев? Сколько конвертов открыли в балаковской администрации? Кто и зачем заживо хоронит Чепрасова? И готов ли Иван Васильевич еще раз стать главой Балаковского района? 

Прошло почти три года, как вы ушли с поста главы Балаковского района, стали депутатом областной думы. Три года назад казалось, что мы с вами больше никогда не будем разговаривать. Было дело?

Я так никогда не думал.

Помню, как вы отворачивались от камеры в день отставки…

Есть вещи, о которых нельзя говорить сразу в силу культуры, обстоятельств, чтобы не обидеть, не бросить тень на друзей, знакомых, товарищей по работе, коллег. И когда ты это понимаешь… А вам же кровь нужна прямо сейчас, желательно свежая. Чтобы все по полочкам разложить, что да почему. В силу обстоятельств зачастую этого делать нельзя. Но конечно, некоторая обида была, что незаслуженно мочили, по-другому этого не скажешь. Вот и все. Но это все временное явление. Постоянно носить в себе какую-то обиду – неправильно это.  Нужно уметь прощать, нужно уметь делать выводы и идти дальше. Я на этой теме не хочу зацикливаться и говорить о том, что я с кем-то не разговариваю. Я со всеми общаюсь. И с врагами, условно так назовем. Никому зла не желаю.

– Эти три года – как они для вас прошли в качестве депутата областной думы? Вы были зампредом, потом ушли. Фракция “Единой России” – тоже уход. Как сейчас обстоят дела?

– Я внефракционный депутат. Во-первых, сразу был избран заместителем председателя областной думы. Было интересно, объем работы и информации совсем другой. Может быть, решение было немножко неправильным. Скажем, потому что опыта работы в облдуме у меня не было, а это несколько другое. Вот если бы через 2-3 года зампредом стать – это да. Я же всю свою сознательную жизнь занимался хозяйственной работой. А тут больше законотворческая деятельность. И сам объем, масштаб, понимание другое. Конечно было тяжело, особенно первые полгода. Потом постепенно стал привыкать.  Но тут другой момент: законотворческие решения принимались  в рамках фракции, это не обсуждалось.  И зачастую они кардинально расходились с моими убеждениям. Это и по пенсионной реформе, и по ряду других вопросов. И поэтому встал выбор:  голосовать так, как диктует фракционная политика,  или же как ты сам считаешь вместе с основной массой  избирателей. Я выбор сделал, вышел из фракции, написал заявление. Ну а раз выходишь из фракции, то и  с поста заместителя председателя уходишь, меня же  фракция “ЕР” выдвигала на эту должность. Зато теперь я голосую так, как считаю нужным, исключительно в интересах своих избирателей.

Когда я был заместителем председателя, пусть там громко могло быть, но такого цирка не было

Сложно не спросить. Сейчас каждое заседание облдумы больше похоже на цирк. Сплошные скандалы. Как вам при этом работается?

 – Во-первых, все эти спектакли разыграны депутатами-коммунистами, в основном нашими земляками-балаковцами, там они главную роль играют. За исключением Николая Бондаренко– он такой эпатажный, эмоциональный. Но все это, на мой взгляд, от нетерпимости к иному мнению. Другого ответа быть не может. Ну вот посмотри, как они скандал  начинают – с ровного места. Допустим, хочет человек выступить… Областная дума – это  совещательный орган, давайте высказываться. Все же на  почве  диалога должно быть построено, верно? Но при этом любой закон, любая точка зрения, отличная от “единственно верного”, воспринимается ими в штыки.

Эти три года дали мне большой  жизненный опыт  работы в другой сфере.  И теперь я все больше убеждаюсь, что только в споре рождается истина. Пусть это прописные истины, но так и есть. И ведь очень много у коммунистов абсолютно здравых  идей. Так обсуждайте их, доводите и шлифуйте тот или иной закон, тот или иной вопрос до той кондиции, когда он удовлетворит всех, в том числе и  фракцию, представляющую депутатское большинство. Их же тоже люди выбирали, они тоже представляют их интересы. Кто-то, конечно, там просто занимается самопиаром. Ну, ради Бога! Есть такие конкретные моменты, которыми можно поставить на место любого депутата. Скажем,  когда я был заместителем председателя, пусть там и громко могло быть, но такого цирка не было. Я с ними со всеми встречался. И со “Справедливой Россией” у меня замечательные отношения, и с Александром Юрьевичем Анидаловым.  С Ольгой Николаевной Алимовой мы и сейчас созваниваемся раз в месяц. Мы все вопросы  обсуждали в рамках предварительных бесед, рабочих групп. И вот такого, как  сейчас, не было. В первый год же этого не было? Вот и все. А потом устали просто… Решение должно быть одно – то что высказывает или приняла “Единая Россия”. А  другие мнения, они неверные, и не в интересах избирателей? А это неправильно. Необходим диалог, конструктивный обмен мнениями.

– Сейчас у депутатов разных уровней очень модно вести каналы на Ютубе, телеграм-каналы, в соцсетях лично общаться. Вы планируете так работать?

 Нет. Я не считаю это необходимым. Да и со временем туговато. Видимо, я еще не созрел, чтобы как-то публично делиться своими мыслями в Интернете. У нас и без меня достаточно интернет-персоналий,  каждый день  новые появляются, занимаются самолюбованием. Ты же хорошо меня знаешь, заниматься  самопиаром  я не буду. А говорить очевидные для себя вещи я и так могу  на заседаниях Думы, на рабочей группе, на комитете. Спросите – я отвечу на все вопросы. Поэтому в соцсетях не вижу необходимости.  И не планирую восстанавливать свою газету “Огни Поволжья”.

– Сравнения с нынешним главой Балаковского района Александром Соловьевым неизбежны, и они в последнее время звучат все чаще. Вы следите за тем, что  происходит в районе, в администрации?

– Я не слежу в силу разных причин. Во-первых, меня ни на одно совещание не приглашают. Не знаю, из каких соображений. Вначале, когда я начинал работать в облдуме, я проводил несколько планерок, в том числе и по обманутым дольщикам, и по другим проблемам. Меня просил губернатор, я приезжал. Как зампред облдумы, как депутат, просто как товарищ, у которого чуть больше опыта, чем у Александра Александровича Соловьева. Поэтому я эти планерки проводил. Потом, так скажем, визиты перекрыли. И даже закрепив за мной детский садик, который находится на улице Волжской, меня на планерку ни разу не приглашали, кто бы там не приезжал. Я уж не говорю про Соловьева – даже, когда губернатор приезжает или председатель правительства Александр Михайлович Стрелюхин. Я узнаю только из прессы, что они здесь были, проводили планерки. Хотя я ответственный от областной думы за этот садик.

Сравнивать должны – это нормальное явление. Причем чем больше срок, тем больше сравнений. Если первый год, то какое может быть сравнение? Как в том анекдоте про три конверта. Старый директор уходит на пенсию и оставляет молодому преемнику три конверта со словами: первый откроете в первый день на новом посту, второй – в середине срока, и третий – перед уходом на пенсию. Преемник так и сделал. В первом конверте находился совет «Вали все на меня», во втором – «Обещай людям все, что они хотят», в третьем – «Готовь три конверта». А когда проходит 2-3 года, то конечно уже нужно сравнивать.

Ну так оно и было, все на меня валили, точно по совету из  «первого конверта». Ведь я же все развалил, так скажем, продал стадионы, что-то еще там продал.

 – Это чистосердечное признание или шутка?

 Теперь есть решения судов, в том числе Верховного. Просто так себя вела нынешняя администрация. Мол, все, что связано с негативом, все это Чепрасов и его команда. Но время все расставило на свои места. Вот если сегодня собрать всех тренеров, всех директоров спортивных школ,  пообщаться, спросить, что они на самом деле думают обо мне… Но мы же понимаем, что открыто они не скажут, они хотят работать, у них семьи, зарплата. Но больше чем я, для спорта  ни один глава не делал и не сделает. В силу того, что спорт для меня –  это жизнь. Сколько построили стадионов, спортивных залов. Такого никогда не было. Поэтому это самое нелепое обвинение в моей жизни.

И это не только в Балаково, в Вольске то же самое. Бассейн, который там стоял долгостроем  16 лет –  я его запустил за год. Спортивный зал, там первенство России по баскетболу проходило. Стадионы, школы борьбы…  Ледовый дворец, первый в Саратовской области. Ну, да после “Кристалла”, но я говорю про постсоветское время. Много чего. Прошло три года. Атомщики сделали, да, а город-то ведь всего один спортивный объект сделал. Я не знаю, может быть что-то пропустил.

Люди пашут сутками, а глава ушел в отпуск

 – Вы напомнили анекдот о трех конвертах. Как вы считаете, в нынешней администрации сколько конвертов успели открыть?

 – Два уже точно, да. Потому что все валить на меня, это будет уже неправильно. Сейчас  люди этого не поймут, они сами все видят.  Вот так, два. Пора уже готовить конверты.

– Вы об этом недавно так и сказали во время визита в администрацию – “Пора здесь власть менять”. Можно уточнить, кого менять? В чей адрес это было?

 – Ну если у меня информация достоверная, то первый зам уже, там скажем, ушел “в отпуск”. Я думаю, что он не должен вернутся. Руководители летом в отпуск не ходят. Даже глава… Я вообще себе не позволял летом в отпуск ходить, потому что это преступление, на мой взгляд. Независимо от того, случилось там ЧП и ЧС, или нет.  Лето очень короткое. Вячеслав Викторович Володин правильно говорил об этом. Но он тоже, наверное, той же закалки. Идет уборочная, ремонт дорог, подготовка к отопительному сезону. Даже не буду про обманутых дольщиков и капитальный ремонт. Люди пашут сутками, а глава ушел в отпуск. Это неправильно.

Национальные проекты, детские сады. Лето всего 90 дней. Из них, если выкинуть вот эти ураганы, дожди, непогоду – остается 60-70 дней. Это как раз тот промежуток, когда нужно работать 24 часа в сутки. Вот вошел город в отопительный сезон – можно и  отпуск позволить. Так всегда было. Но летом – это нонсенс. Увы, сейчас это уже становится нормой. Не понимаю. Это мое мнение, может я уже устарел, у меня такие взгляды. Раз ты дал добро, так скажем, возглавить город, будь добр соответствовать и максимально работать с полной отдачей. Другого ответа нет и не будет.

А все остальное, менять… на кого менять? Я так, в шутку сказал. А на самом деле-то менять нужно, конечно, всех нужно менять. Но вопрос только – на кого? В отделе архитектуры, по той информации, которая у меня есть, сейчас работает руководитель, у которого даже высшего образования нет. Это немыслимо! Он уже какой там по счету главный архитектор за три года?

Кадровая политика нынешней администрации она изначально была такая: если работал с Чепрасовым, значит  уже не должен работать в администрации. Вот Владимир Михайлович Попеко, бывший заместитель по ЖКХ, сегодня первый заместитель в Энгельсском районе. Ушел сам человек – это одно. Но какие условия ему тут создали? Почему-то же он ушел, да?

Почему директор МУП “Балаково-водоканал” Либуркин Михаил Львович ушел?  И какова там сегодня финансовая ситуация? А за Либуркиным сразу ушла начальник правового правления предприятия. Ну это же бред!  Сейчас ее, слава Богу, вернули, уговорили. Но я знаю, почему она тогда ушла,  примерно по тому же сценарию, что и  все остальные.  Потому что им новые руководители не могли прямо сказать в глаза, как это я делал, что они не устраивают по работе.  Приглашал, скажем, ту же Савочкину: «Ну уже все, ты не догоняешь по темпу, который взяли. У тебя хорошие качества, их много, больше даже, но ты уже не успеваешь. Поэтому я тебя просто попрошу, ты напиши заявление, вот и все». Она это сделала, я ей благодарен за это. А когда начинают, выживать из коллектива – это же совсем другое. Вот про ту же Сударкину. Если мы разрешали, чтобы ее водитель отвез на выходные (она же из Вольска)  домой,  то они – мы тебе не дадим. Даже после того, как она уволилась, ей не дали машину  до дома доехать –  это же мелко, гаденько,  некрасиво. Понимаете?

С другой стороны, простой работяга-водитель подошел к ней:  «Олеся Фаридовна, можно я вас отвезу домой?». Она когда мне это рассказывала, то даже  расплакалась. Простой водитель взял, на своей машине отвез домой ее. Ну это что, нормально что ли? Это человек, благодаря которому сегодня жители платят за воду ту сумму, которую они платят. По сути дела, «Водоканал» сегодня был бы частный. Это огромная заслуга ее, что она отстояла муниципальное предприятие. Это  уже потом стали добивать, но основной удар она приняла на себя. По  показаниям, по всем остальным вещам. Она очень много сделала и в финансовом плане, и в решении тех судов, которые она отстояла. Разве такими кадрами разбрасываются?

Про Либуркина ты сама хорошо все знаешь. Минимальная цифра, которую называли, чтобы восстановить водовод – 600 миллионов. За счет собственных средств сделали, в 20 уложились. 20 миллионов или 600 миллионов! Все там стали ему советовать, кого взять ему замом, кого еще кем-то. Они же во все стали влезать. А люди не привыкли так. Они привыкли, что раз их приняли на работу, значит они сами должны принимать решения, а в особенности в кадровых вопросах.

Ведь не строился бы сегодня ни один садик. Вообще то, что строится сегодня, это заслуга Либуркина. Вторую ветку дюкера восстановили, и сегодня в 3В и 3Г микрорайонах и садики, и все остальное  строится только благодаря тому, что здесь есть возможность подключиться к воде. Нельзя такими людьми разбрасываться. Причем  все эти люди вне политики. Ты когда-то слышала, чтобы Михаил Либрукин там какой-то политикой занимался? Или Сударкина? Они занимались своей работой, делали свое дело и получали от этого удовольствие. Зачем было это все менять, не знаю…

– Раз зашла речь о замах, то где ваш бывший первый заместитель Дмитрий Николаевич Поперечнев?

– Дома он, обидно за Дмитрия Николаевича. Владимир Попеко теперь работает, Руслан Барышников работает, Олеся Сударкина сдала экзамен, будет скоро судьей. Марию Балашову тоже вот в суде встретил, у нее все в порядке на работе. То есть все, кто работал со мной, у всех все хорошо. Только жалко, что они все из нашего города уехали. Мы потеряли хороших специалистов.

Все же просто. Время все расставляет на места. И теперь с этим Александром Гайдуком становится более-менее понятно все. И в партии уже приостановили его членство. Еще решения суда нет, а уже так. С Дмитрием Поперечневым  вообще все было по сценарию разыграно. Да и Сергей Романович Нестеров что озвучил… Что же никто не пишет? И ты в том числе не пишешь. Был же суд. Я не знаю, была ты на том суде, где Нестеров от своих показаний отказался: «Да это не я, это человек похожий на меня», нет?

Здесь стоит напомнить, о чем идет речь. Это та самая знаменитая история “Дайте женщин! Дайте баб!”. В сентябре 2017 года депутат Сергей Нестеров на заседании городского Совета публично заявил, что якобы первый заместитель главы Балаковского района Дмитрий Поперечнев после выборов 11 сентября в областную думу в бане муниципального водоканала отмечал победу своего начальника Ивана Чепрасова на выборах. При этом Дмитрий Поперечнев якобы там был пьяным и кричал “Дайте женщин! Дайте баб!”. Это заявление депутата я лично успела записать для истории на видео. О скандале написали все СМИ. Над Дмитрием Поперечневым шутили, делали коллажи в бане с бабами. Поперечнев настаивал, что такого случая не было. Он пытался судиться с Сергеем Нестеровым и журналистами, доказать, что его оклеветали. В суде сам Сергей Нестеров начал отказываться от своих слов и якобы сам не мог узнать себя на видео, он ли это говорил. И в ходе судебного заседания было заявлено, что никакой бани после выборов не было. Но суд не усмотрел в словах о бане и чиновнике ничего оскорбительного, и Дмитрию Поперечневу в иске отказали. А фраза так и прилипла к его фамилии. Он пытался устроиться на одну работу, на другую, сейчас не работает.

– Я на том суде не была, но читала репортажи. Видео было мое, только на меня он в суд почему-то не подавал. Иск был к “Сути”.

Никто же перед ним не извинился. Во-первых, Нестеров на суде от своих слов  отказался: «Это не я так говорил. Это человек, похожий на меня». Но самое смешное не это. Традиционно после выборов все службы, ответственные за их проведение, всегда собирал глава, ну и я не исключение. Начиная с Вольска, всегда подводили некие итоги, были ли какие-то нарушения. И в тот день, 11 сентября, на мой день рождения, в 5 часов вечера у меня в кабинете была встреча со всеми силовиками. И Поперечнев сидел рядом с председателем суда на этом совещании. Присутствовали начальник ФСБ, начальник полиции, следственного комитета, прокурор – все силовики были на том совещании у меня в кабинете. И все видели Поперечнева, абсолютно трезвого. И после этого вдруг пишут, что он в этот же день, в это же время оказывается в бане, пьяный кричит: «Дайте баб!». Это стыдно сказать… И потом, когда я позвонил сразу Игорю Пивоварову, сказал: «Ну давайте мы в суд подадим, потому что это неправильно». Он сказал: «Не надо пока в суд». Ну а потом начали все это троллить. Потом уже было понятно, он же как кандидат был на мое место, преемник. Чтобы его убрать, таким образом, облили грязью, и не «извините», ничего.

– То есть бани никакой не было, а человек до сих пор париться?

Да, да, вот лучше не скажешь! И до сих пор же тут нет-нет, в том числе и Панков на активе, вспомнит про это. А такого факта вообще не было. И перед человеком не извинились. И тот (Нестеров) в 70 лет: «Это не я, это человек похожий на меня». Разве это похоже на извинения?

– Но ведь были и другие суды после вашего ухода? Истории с землей. Сколько земли было продано, а потом прокуратура вмешивалась, и доказала, что это незаконно. И по футбольному полю у школы №10  . Земля за пляжем в седьмом микрорайоне, дело “Хлеб-Соль”.

«Хлеб- Соль», да. Вот то, что касается земли в седьмом микрорайоне, земли «Хлеб-Соль», то она была арендована   еще при Голицыне Андрее. При Голицыне «Хлеб-Соль» арендовали там земельный участок, который от берега Волги, это легко проверить. А дополнительно, чтобы строить там что-то, нужен был еще участок земли. Подали заявление. Есть вещи, которые законом урегулированы. И мы почему-то, когда одни этим пользуются, считаем, что это нормально, а когда вторые начинают этим же пользоваться, построить, что-то зарегистрировать, то это уже преступление. Прошли общественные слушания, на абсолютно законных основаниях эта земля была получена.

Почему я это все знаю? Потому что меня же тоже вызывали в суд в качестве свидетеля, допрашивали. И в этот же день был собственник этой земли. Его же спрашивали. Вот вы что считаете? Он же отдал эту землю, вернул просто, не стал судиться. Там же суда никакого толком не было. Когда ему написали, он отказался от земли. У него просто средств не было судиться.

Вот то, что сейчас атомная делает ландшафтный парк там, да, это конечно для города гораздо интереснее. Просто тогда мне такого предложения не поступало от атомщиков. Это пришел новый директор АЭС Валерий Бессонов. Это несколько другая формация  директоров. Они все были хорошие, и Павел Ипатов был хороший, и Игнатов был замечательный человек. Но Бессонов – это несколько другой руководитель. Это человек, который, на мой взгляд, любит город не меньше, чем свою работу. И поэтому сейчас в седьмом микрорайоне парк так строится. И они же взяли на себя это все. То дело с землей – это был просто фарс. А так, если бы было предложение, сказали бы: «Давайте здесь парк сделаем. Отдайте землю». Да не вопрос! Но этого не нужно было. Из этого нужно сделать было шоу, и шоу сделали. Говорить, что там была коммерческая составляющая – на мой взгляд,  смешно. Это не тот случай, и не то место, где какие-то дивиденды можно было получить. Я в это не верю. Но мы же сейчас говорим о законности? Там все было законно.

 Если вернуться на несколько лет назад, когда вы были главой Балаковского района, что сейчас вы бы сделали иначе? Жалеете о чем-нибудь? У вас же было время подумать, целых три года.

– Да не знаю. Ну, по крайней мере, что касается земли в 7 микрорайоне, и было бы предложение от АЭС  сделать парк – вообще не вопрос, конечно. Я считаю, что это абсолютно хорошее решение. Хотя есть проект, есть проект от “Радужного” и до нового моста, всю эту часть благоустроить. По крайней мере, был проект в отделе архитектуры. Мы его ждали. И там все было предусмотрено – и лыжероллерные трассы в том числе, и все остальное. Не знаю я, нет. Вот таких примеров, чтобы это была моя явная ошибка, и я о чем-то жалею – не знаю.

– Я думаю, читатели не простят, если не спрошу про закопанные хемикомповские труды, которые вам до сих пор припоминают.

–  Ну а что про них спрашивать? Во-первых, мы их закопали не просто так. Я бы и сейчас не поступил по-другому. Я удивляюсь, почему никто не думает, сколько там было арматуры, всякой грязи, что там чудом никто не погиб. Столько детей там лазило.  А второе, ведь там есть  красивейший проект  дальнейшего благоустройства. Пруды засыпали, грунт должен отстояться, просесть. А в дальнейшем  планировали  строительство фонтана двойного назначения, который зимой был бы катком. Есть же проект в отделе архитектуры. Мы бы его реализовали обязательно. И место под елку очень удобное.  Там должен был быть очень красивый сквер.

– Не успели сделать?

– Конечно. Я же говорю, должна преемственность какая-то быть, надо было продолжать начатое. Если не согласные с проектом – ну еще раз вернуться к обсуждению, какой он должен быть. Поэтому, не знаю, не нравится жителям, значит я не услышал их. Но я считаю, что мы правильно сделали. И придет время, когда все-таки реализуется этот проект. Я думаю, что нам будет не стыдно за то, что мы сделаем. А другое, даже если оставить пруды и сделать фонтан – это уже каменный век. То есть на этом месте сделать такие же фонтаны, их просто даже физически невозможно, ни технологически. Таких уже нет фонтанов с такими емкостями. Это бред какой-то – бетонные плиты и еще что-то. Но даже если делать фонтан, то его нужно сначала засыпать. Сейчас же строят плоскостные фонтаны. Что бы мы ни решили сделать, все равно нужно было засыпать. Поспорь со мной.

– Не спорю, а спрашиваю ваше мнение.  Я была там, когда неравнодушные жители пытались спасать ондатр из бывших прудов…

Оставить как было, ну это тоже не дело. В город въезжаешь – и камыш, как в Энгельсе. Ну чего хорошего-то? Нет, вынесли канализацию, все сделали там грамотно, все правильно, инфраструктура есть. Нужно просто поэтапно реализовывать этот проект и делать там парк, который есть в проекте.

Давайте прямо. Стыдно за что-нибудь в то время, когда возглавляли район?

Ни грамма не стыдно, нет. И вот знаешь, если первый год… Я приезжал на выходные в Балаково, как-то было немножко… не то, что страшно, а как-то некомфортно, когда я куда-то в магазин шел или на рынок. Люди подходили, спрашивали. А вот сейчас я люблю в выходной пойти на рынок или еще куда-то, я не встречаю людей, которые что-то плохое сказали в мой адрес. Каждого второго я даже не знаю. И все здороваются. Ну я же вижу, как они относятся. Подходят,   спрашивают «Как дела?», еще что-то. Причем очень много людей, значит все было не зря. А второе, я об этом не говорю, но факт есть факт – я же когда пошел на выборы в областную Думу, то сказал, что в Балаково не буду проводить ни одной встречи. И я не провел ни одной встречи, где я бы агитировал «изберите меня, я такой хороший вот». Я сказал: «Как люди считают, какую дадут оценку моей работы за пять с половиной лет – вот это голосование и будет оценкой моей работы». Меня же избрали.

Причем, я не хочу называть фамилию (потом, когда выключишь диктофон, я тебе скажу), но человек занимает очень высокий пост. Он сказал, что даже при наличии агитации, когда человек занимает такую должность – руководитель исполнительной власти – избраться в Думу нереально. А я не просто избрался, я избрался, не проведя ни одной встречи. Вот оценка работы моей команды. А все остальное для меня, что бы ни говорили, это имеет значение, но оно не столь важно для меня. А вот когда прошло время, начинают люди сравнивать, о чем ты говоришь – ну да, все понятно. Ну если бы вот я сейчас был главой и вот… Я живу на ул. Кормежинской. У нас мусор в лучшем случае вывозят раз в квартал. Когда уже дорогу заваливают, машина не проезжает. Ко мне люди приезжают, я говорю, как им проехать через эти свалки до меня.  Ты можешь проехать сегодня и посмотреть. И так круглый год, два года так. Ты представляешь, что бы в мое время об этом писали? Да меня бы расстреляли. Или вот я бы уехал в отпуск, а тут такое случилось, ураган, режим ЧС. Ну бред какой-то, что происходит! И таких вещей очень много. Или садики. Ты можешь представить, что я бы так садики сдавал? Еще в декабре 2019 должны были сдать. Причем президент сказал: «Кто не исполнит – до свидания». Президент сказал, Владимир Владимирович Путин. И как в Балаково? Ничего страшного, мало ли, что президент сказал? А скоро уже сентябрь 2020 года. Год прошел, а детские сады еще полноценно не запустили, и все нормально. Ты считаешь, что при мне это было бы возможно? Нет. Меня бы на второй день расстреляли, я же говорю.

Я уже не буду говорить, как сейчас  тротуары делают…

-Почему? Скажите, это же очень актуальная тема.

Ну это же… я не знаю… У меня нет слов просто. Там «пи-пи-пи», вот и все. Да. Многие происходящие вещи для меня необъяснимы. Дороги делают без обновления бордюра. Бордюр стоит копейки. Копейки! Даже не рубли. Ну если вы делаете новую дорогу по той же улице Волжской, ну сделайте уклоны, поставьте новый бордюр. И на тротуарах то же самое. Ну это же красиво будет. Нужно делать на 10 на 15 лет. Вот сколько она простояла, эта Волжская? Два года? Причем мы все суды выиграли, но деньги все равно с нас сняли, это отдельная история про нашу судебную систему, и что бы мы там не писали. Это страна наша такая, не в этом дело. Но этот асфальт, он сколько продержится, три года?

– Но сейчас ведь у администрации на все один ответ – подрядчик дает гарантию 5 лет, по гарантии все переделает.

 – Ты сама-то веришь в это, нет?

 – Я думаю, что сменить одну ООО-шку на другую не так уж сложно.

-Наша система не гарантирует, что все переделают. Будет завтра, например, не ООО “Пики”, а ООО “Пшики”, “Впику”. А выполнявшей работы фирмы нет, как и нет с ней пятилетней гарантии.  Тут и без гарантии видно, что это не простоит 5 лет. Не нужно для этого  быть великим стратегом или еще кем-то.

И таких вещей очень много. Нужно просто было идти вперед, дальше двигаться. А почему-то пошли назад. Такого быть не должно в принципе. Если только два шага назад сделали, надо менять всех, о чем я и сказал. Должно быть лучше. Моложе пришел руководитель, пришла команда. Взять все, что есть хорошее, добавить что-то, и идти вперед. А у нас получается, что мы пошли назад. Это неправильно.

Детский парк. Ну это же бред! Валерий Васильевич Радаев там делал  правильное замечание–должен быть автономный полив. Ну, закопали, там из земли торчат трубы. А поливалки забыли присоединить?

 – А рядом ходит бабушка из шланга поливает…

Вот-вот, а вся инфраструктура, под полив организованная, закопана, она вообще не работает. Это мое мнение, не знаю, как в той сказке: «А 7 шапочек можешь сшить? Конечно могу». И у нас так. Вы решили сделать парк. Может быть с депутатами какие-то разногласия, я не слышал, но опять же, нужно собираться на площадке и спросить. И Володин постоянно говорит: «Обсуждайте!». А с кем обсуждали-то? Давайте какой-то один объект сделаем, чтобы это был действительно парк, чтобы люди приезжали сюда, как в Вольск, туристы. Но это должен быть парк один. Мы же везде все поразмазали, там дорожку сделали, там еще что-то, а в целом люди не видят, ничего нет у нас.

Сложно не заметить, когда вы были главой, какая была критика в ваш адрес, когда приезжали вышестоящие. Сколько было претензий. И как сейчас, когда глава района Александр Александрович Соловьев. На мой взгляд, звучит уже не критика, а какие-то попытки оправдать то, что происходит.

Так в Балаково сейчас никто и не приезжает, зачем так… У вас губернатор когда в последний раз был? Ну, может проездом как-то был. Он у нас по два раза в месяц был.

Вот сейчас только нехороший человек Чепрасов уйдет, мы там все в порядок и приведем

Николай Васильевич Панков иногда же все-таки приезжает…

Ну приезжает. Николай Васильевич – это же еще один факт того, что, на мой взгляд, он пролоббировал… ну для меня это очевидно. Поэтому как он может сейчас тут критиковать? Хотя он должен критиковать больше всех. Я же не буду скрывать, что да, губернатор не пролоббировал, порекомендовал меня на главу. Но он меня и больше всех критиковал. Нас за что только не ругали. Где ветку сухую увидели, еще что-то. Но каждый раз. Он ни разу доброго слова не сказал. А мост строили – я чего только не выслушал. Но это нормально, это рабочий процесс. А если бы критиковал Николай Васильевич, может быть и по-другому было бы. Как он приехал в последний раз, я прочитал в СМИ, что на землях, выделенных многодетным в 4Б,  мусор до сих пор не вывезен. Обещали же еще в 2017-м. Он же когда перед выборами в областную думу приезжал, он же три встречи провел всего, поэтому его и не избрали. Так скажем, что два раза он приезжал в 4Б, предложил взять дубинки и идти всех из администрации выгонять, потому что они мусор с бывшей воинской часть не вывезли. Второй раз приехал, уже люди у него спросили, по той информации, которая у меня есть, что «ну хорошо, вы нам второй раз предлагает дубинки взять, а дальше-то что?». И тогда он перестал ездить. И потом еще он где, в ГЦИ собрал? Вот все его встречи, так скажем. Ну и они же обещали условно, что: «Вот сейчас только нехороший человек Чепрасов уйдет, мы там все в порядок и приведем». Видно до сих пор ничего не сделали. Поэтому он и возмутился, что пришли опять многодетные, ничего не делается.

При всем при том, что я, может быть, и не был «человеком  Панкова», но когда он приезжал, мы все собирались. И Панков, и Чепрасов. И Соловьева Владимира Александровича приглашали, он тогда был депутат. Мы приглашали всех. И ты помнишь хоть одну встречу, когда губернатор сюда приезжал, и на ней не были бы Соловьевы? А сейчас я из средств массовой информации узнаю, что приезжал, был  на садике, который я курирую. Я об этом не знаю, меня никто не пригласил туда. Весь ответ. Поэтому то, что он его не критикует, не ругает, ну, наверное, это неправильно. Как в той пословице: бьет – значит любит. Значит, наверное, не любит он Соловьева, раз по головке гладит.

-О политике, я думаю, мы еще не выяснили главное – Конституция. Вы сами голосовали или нет? Можно ли узнать ваше мнение по этому вопросу?

– Голосовал. Если бы вот одну поправку убрать, которая касается обнуления президентского срока – за все остальное я проголосовал. Я, наверное, как и большинство считаю, что это немножко неправильно. Сменяемость власти должна быть, от этого никуда не денешься. Никто не умаляет того,  что президент сделал для России, но обнуление, на мой взгляд, ошибочное решение. А все остальное – конечно. Или хотя бы сделать  по-другому немножко – выделить это обнуление отдельным пунктом. Все остальное и два вопроса, два бюллетеня – «за» и «против». И тогда бы можно было понять. Вот таков мой будет ответ.

Кто вас заживо хоронит?

– Немного о личном. В сентябре у вас юбилей. 65 – это много или мало?

Ну, как тебе сказать (смеется)…

– Одни говорят, что в 20 лет жизнь только начинается, другие в 30. Некоторые вот сейчас: «Ой, да вообще жизнь только в 50 лет начинается!». Когда же она начинается?

В 65.

– Серьезно?!

– Конечно, у меня сейчас времени больше для личной жизни, о чем мы говорим с тобой. Поэтому она для меня только начинается. Возраст свой я не чувствую. Хоть там и ходят слухи, что у меня что-то там 4-й степени…

– Да, давайте, если можно, сразу проясним этот вопрос. У нас собственно с этого разговора и дошло до встречи, интервью. Уже неоднократно я сталкивалась в городе со слухами, что вы неизлечимо больны. В поликлинике сижу в очереди, и там пенсионерки обсуждают: «Ой, а вот знаете, Чепрасов, он живой еще, нет? У него четвертая стадия рака». Таксист подвозит до администрации: «А как там Чепрасов? Говорят, он все, четвертая стадия…». Откуда такие слухи? Есть ли основание? Кто вас заживо хоронит?

– Ну, видишь, значит, люди переживают за меня. Это же тоже такой еще факт…У меня одна знакомая вот прямо буквально месяца полтора назад при встрече сказала: «Ты чего же скрывал, что у тебя образования никакого нету?!». Я говорю: «Как нет, ты что? Все есть. И университет, и аспирантура, и все остальное». Говорит: «Да нет, я вот в Сбербанке была, в очереди пожилые люди стоят, говорят: «А чего удивляться-то, у Чепрасова вообще никакого образования нет. Рулил же он там…»».

Это нормально, значит долго жить буду. Меня не первый раз хоронят. Как раз наоборот,  сейчас уже, по крайней мере выходные, стабильные у меня. Я могу и с родными пообщаться, и с друзьями, и какими-то своими личными делами заняться. И спать я стал 8 часов стабильно.

– Помню, как вы раньше мечтали просто выспаться…

 – Да-да. Теперь я выспался и все хорошо. Чувствую себя просто великолепно. Как человек, который отдохнул, который на многие вещи стал смотреть философски. Наверное, поэтому у людей-то жизнь,  у кого начинается в 45, у кого в 50. У меня вот она началась в 63-64 года. На самом деле в отпуск стал ездить. Захотел, поехал куда-то отдохнуть. Как я всегда говорил, и ты это знаешь, я за стабильность всегда голосую. Вот сейчас у меня стабильно все. Все распланировано, как я хочу. И никто другой не вмешивается. Это очень важно.

Конечно то, что касается бизнеса, я помогаю детям. Особенно сейчас, пандемия,  есть свои сложности. Но это все ерунда. Это не стоит во главу угла ставить. Главное, что опыт большой, он позволяет все это в достаточно большой степени нивелировать, а главное – смотреть на все это спокойнее. Ведь  не  самое главное –  сорвать деньги. Главное – здоровье и стабильность во всем. А это вот сейчас как раз у меня есть. А так, у кого есть сомнения, я могу и сейчас проверить, кто больше меня отожмется или подтянется. Бегать я никогда не умел, так скажем. Но на татами выйти, на ковер – пожалуйста, я готов побороться с кем угодно – не вопрос.

Если бы вдруг сейчас предложили снова стать главой Балаковского района…

– О прошлом поговорили, о настоящем. О будущем – какие планы?

Ну, какие планы… еще два года в областной думе. Никаких решений по следующим выборам не принимал пока, и не рассматриваю. Хочу заниматься своим делом, помогать детям.

– Снова активно заниматься бизнесом?

Нет, активно я им уже не буду заниматься. Я думаю, что нужно все-таки больше переваливать все на детей, потому что, если сейчас опять все на себя взвалить, плохого в этом ничего не будет, но мы же все когда-то уходим. Им потом будет сложнее просто. Поэтому хочется сразу на них все взвалить. И потом уже смотреть: либо разгружать, либо догружать. Чтобы потом им было проще самостоятельно жить на этом белом свете. Вот так бы я хотел. Поэтому самое главное сейчас – это дети. Помогать им в становлении, в бизнесе, ну и во всех остальных делах. Где-то советом, где-то делом. Ну и про себя не забывать любимого, это конечно не обсуждается. Если подвернется какой-то интересный проект, в силу своего характера, я, конечно, обязательно ввяжусь – не без этого. Я же говорю, и силы, и знаний  достаточно.

– Помните строчки из песни ДДТ: “Это все, что останется после меня. Это все, что возьму я с собой…”. Что останется после вас?

– “Мост Победы” останется, стадионы. Я думаю, память останется. Прошло же три года, есть и те люди, которые не очень хорошо относились к тому, что я делал. Мы общаемся, и многие могут сказать, что пересмотрели свое отношение. Еще раз говорю, для меня самая главная оценка – это мнение людей. А все остальное второстепенно. Главное – это память людей, чтобы они понимали. Понимали и то, что ни одно решение я не принимал единолично, это и передачи земли касается, о которой мы говорили. И много чего еще.  Ты имеешь возможность спросить об этом  у тех людей,  которые сегодня еще и работают в администрации. Я собирал всех, всех своих заместителей. И мы эти темы обсуждали, открыто говорили, что нужно сделать. Вот как по Полю дураков. Ведь мы же проводили опрос граждан, он есть официальный. Я думаю, в администрации при желании можно его найти. Могу ошибаться, но процентов 70 на 30 было за то, чтобы продать это поле. Потом мы собрались и большинство моих коллег сказали: «Не нужно этого делать», и мы отказались от этой идеи.

Хотя, как хозяйственник, я до сих пор уверен, что нужно было это сделать.  А с другой стороны, если бы я это сделал, то  представляю, что бы про меня тут говорили. Поэтому я своим коллегам благодарен.

Видишь в чем вся сложность этой работы? Вроде очевидно все, а с другой стороны  – люди не поймут. И потом же, это можно преподнести по-разному. И до сих пор по судам бы сейчас ходил, наверное.

– Раньше вы говорили еще об одном главном, можете ли вы подойти к зеркалу, посмотреть на себя и поговорить с собой?

-Может сейчас буквально не это сказал. А так, ты же несколько раз мне забрасывала «не стыдно ли», это же из этой оперы? Нет, не стыдно мне. Ну, пусть кто-то еще сделает 10 садов за 2 года. Десять! Два не могут. Это же смешно. У нас один садик в 11 микрорайоне “Страна чудес”, он на 400 мест строился. Мы его сделали за год. Десять садов за два года и без всякой суеты. Стадионы. Вот сумма 110 миллионов, она понятная, Вячеслав Викторович подал идею, и к этой идее 110 миллионов на стадионы. За эти деньги один стадион нереально построить. В Саратове за 200 миллионов уже перевалили, один не могут достроить, а мы за 110 миллионов 3 стадиона сделали и центр для серфинга. И мы их лицензировали или сертифицировали вплоть до уровня проведения европейских соревнований. Вот ответ. Поэтому я говорю, если собрать в темной комнате тренеров, чтобы их не видно было  (чтобы их потом не сдали), 100%, не 99, а 100 скажут: “Как при Чепрасове мы жили, больше ни до, ни после жить не будем”. Я в этом не сомневаюсь.

Если бы вдруг сейчас предложили снова стать главой Балаковского района, согласились бы?

– При одном условии, что скажут вот: «Принимаешь решение, кто преемником будет». Или пусть они примут решение. Но лучше, конечно, чтобы я сам принял решение, кто будет преемником. За 2 или 3 года подготовил бы, и потом ушел. Потому что 5 лет для меня – это нереально еще раз.

Знаешь, вот почему-то, так скажем, никто не берет финансовую сторону. Вот во всем мире экономика. Может не самое главное, там, конечно, общественное мнение и все остальное. Но экономика – это один из основных факторов. Потому что, если с экономикой все в порядке, тогда уже и социалка подтягивается, тогда и общественное мнение формируется. Все это естественно. А у нас вообще это во внимание не берется. Вроде как, ну это отдельно, это такое второстепенное, не важное…

Я в 2005 году стал главой Вольского района. Я не помню сейчас, сколько исполнительных листов было, но очень серьезная папка была на столе. Вот район-банкрот. Меня по сути туда и сослали. Там финансовая составляющая была просто на нуле. Газовщики газ перекрывали, договаривались с военным училищем,  колючей проволокой задвижки заматывали на ночь, курсантов ставили, чтобы газовщиков не подпускать…  Тогда беспредел был законодательный. То есть могли выключить и разморозить весь город, как здрасьте. Это был 2005 год. Мы за три года погасили все долги. Все долги погасили – ноль. Но при этом мы строили стадионы, бассейны, ледовые дворцы. Когда главой района стал Пивоваров, то ни копейки долга не было. Не знаю, что Пивоваров передал Матвееву, после меня через 3-4 года, но думаю, что это была уже не одна сотня миллионов долга…

Вот пришел я сюда, да. Такая же ситуация сегодня  была с  «Водоканалом» – процедура наблюдения, куча исполнительных листов, 700 миллионов кредиторки. Это на 700 миллионов люди выполнили работу для, скажем, нужд города и не получили денег. То есть тысячи людей не получили зарплату, не заплатили налоги.  И 400 с лишним миллионов кредит. Но мы же все это строили, делали. Погасили всю кредиторку, стали гасить кредиты, уже меньше 300. Я принципиально сказал: «Меньше 300 будет у нас в 2017-м году. Иначе мы новый год встречать не будем». Ушли ниже, то есть около 200 погасили кредит. Сейчас, по моей информации, вернулись по цифрам туда опять же, и все хорошо?  Не хорошо это. Мы же дома считаем все это? Ну давай братькредиты. Дает банк – берем. Отдавать как? Трусы только отдают долги, вот и все. Ну так же? И вот чем больше у нас человек долгов наделал, ну пусть он что-то сделал. Но нужно соизмерять доход с расходом, потому что рано или поздно придется разгребать кому-то. Кто-то придет нормальный, но он не может больше брать. А может брать, скажет: «Да и черт с ним. Вот я проработаю 2-3 года, оставлю долги другим». Банки же с удовольствием дают, потому что это 100% возврат. Ликвидность, обеспеченность не обсуждается. Потому объявляешь аукцион, они с удовольствием дают кредиты. Но надо соизмерять все эти возможности. Это же тоже в 700 миллионов кредиторку мы обязаны были отдать, потому что люди, я еще раз говорю, выполнили свой объем работы. А сейчас, вместо того, чтобы отдавать…

Со строителями то же самое. Я до сих пор встречаю строителей. Не буду фамилий называть, потому что им еще в городе работать. Говорят: «Мы больше не работаем с администрацией. А почему? Если вы раньше сказали, мы вам обязательно до нового года отдадим, это 100% делали». Они даже не задумывались, они делали за свои средства, а потом мы искали… А сейчас нет. Они сделали, им говорят: «Идите в суд». Сейчас все через суд. Это же неправильно.

Поэтому оценка работы в плане экономической составляющей главы, она у нас напрочь отсутствует. Вот Алексей Саурин, говорят, был хороший. Саурин был хороший, и розы были, и бордюры все был побелены. Всё. Таким хорошим сейчас любой может быть. Тогда время такое было. Говорили: «За тепло, за свет не платить. Все равно спишут». Раньше списывали все. Никто ничего не спасал. И они не платили, и потом вон сколько глав было, я 5-й или 6-й? Все эти главы, начиная с Тимофеева, расхлебывали все это. Саурин хороший, не спорю, за город болел, еще что-то.  Но людям  нужно правду говорить, как обстояло тогда дело с экономической точки зрения?  Вот эту сторону никто не рассматривает. А мы все в одинаковых условиях, что в Алгае, что в Перелюбе, что в Балаково, что в Вольске – у всех ситуация одна и та же. Система отчисления налогов, она одна и та же. И возможности у всех примерно одни и те же. Но только почему-то у одних идет все нормально, и они не наращивают долги, есть даже сокращают, а другие увеличивают в 2-3 раза. Смотришь – хлоп! Он уже вон там где-то, потому что он хорошо “белил и красил”. А то, что долгов навалял, да это второстепенно. Вот эта оценка, а вся остальное текучка… Поэтому вот такие дела.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.