Забота государства. В Балаково 85-летняя ветеран труда живет в грязи и платит за обслуживание соцработникам

Забота государства. В Балаково 85-летняя ветеран труда живет в грязи и платит за обслуживание соцработникам

14.11.2020 14:17 10 Автор admin

Во время эпидемии коронавируса государство уделяет особое внимание заботе о пенсионерах, инвалидах, семьях, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Пожилых людей просят лишний раз не ходить в магазины и аптеки, чтобы не заразились. Волонтеры помогают и приносят пенсионерам продукты, лекарства. Но есть категории граждан, о которых государство заботится постоянно, и до эпидемии. Это пенсионеры и инвалиды, получающие помощь от государственных центров социального обслуживания населения на дому. Оплата за услуги, по меркам коммерческих клининговых компаний и сервисов доставки продуктов, относительно небольшая. Но потому это и государственное соцобслуживание, что деньги они получают и из бюджета. Только вот в Балаково в последнее время работа Центра соцобслуживания населения вызывает вопросы.

В редакцию ProBalakovo обратилась обеспокоенная старшая по дому, в котором проживает одинокая пенсионерка Нина Федоровна Егорушина. В воскресенье 15 ноября ей исполнится 85 лет. Бабушка находится на обслуживании в ГАО СО «Комплексный центр социального обслуживания населения Балаковского района». И к ней ходит соцработник 2 раза в неделю. По документам услуги оказываются, но вот как обстоят дела на самом деле? В квартире жуткий запах, много мусора, а слой грязи на полу такой, что есть серьезные сомнения, действительно ли там кто-то моет полы.

Старшая по дому №7 на улице Привокзальной Светлана Бегутова рассказала, что сама помогает одинокой пенсионерке, приносит ей готовую еду, покупает продукты. В 2017 году просила волонтеров помочь расчистить квартиру от гор мусора. При этом Нина Федоровна платит за услуги социальному работнику. Светлана Бегутова, по ее словам, с большим трудом добилась от Центра предоставления документов об оказываемых услугах пенсионерке. Она заметила много расхождений, за что платит бабушка, и что делается на самом деле.

По дополнительному договору соцработник моет в квартире полы. Дословно – “Мытье полов количество услуг в месяц 42. Стоимость 1 услуги (рублей) 5,53. Стоимость услуги в месяц 232 рубля 26 копеек”. Формулировки странные, но по цифрам это не 42 раза полы моют, а количество метров в квартире (их и по платежке за комуслуги 42 метра). Но факт в том, что по документам их моют несколько раз в месяц. Реальное состояние полов и кухни ужасное. Плита черная от грязи с такими же пустыми черными кастрюлями и чайником. Кухня завалена мусором, который якобы должен выносить соцработник. В кухонном шкафу вместо тарелок и чашек вантуз и все очень грязное. Такое можно увидеть в квартирах алкоголиков, но в квартире 85-летней пенсионерки ветерана труда, еще и несколько лет обслуживаемой соцработником?!

Сама Нина Федоровна простые вопросы понимает, отвечает в основном односложно. Она сказала, что соцработник ее купала и мыла полы. Но не купала ее, когда не было горячей воды. А это ул. Привокзальная, там месяцами ее не бывает. Как и этим летом. Однако по документам бабушке якобы все это время продолжали помогать мыться за деньги. Покупка продуктов, помощь в приготовлении еды – ее готовит и приносит старшая по дому, это все на Светлане Бегутовой. Бабушка это подтверждает. Потому Бегутова и поставила вопрос, за что же берут деньги с пенсионерки?

Она добилась от центра соцобслуживания, чтобы предоставили документы, чеки. Там кроме основного договора, еще дополнительные. Она изучила документы и нашла множество нестыковок.

Особо стоит обратить внимание на стоимость услуг во время эпидемии коронавируса

Ведь государство позаботилось о подопечных центров соцобслуживания. Для них официально сделали бесплатными часть услуг по основному договору. Только почувствовали это реально пенсионеры и инвалиды, и та же Нина Федоровна?

В документах написано, что стоимость по основному договору снижалась, но в те же месяцы скидок стоимость на ту же сумму увеличилась по дополнительному договору. Стало ли больше услуг? Прежние месяцы площадь полов для мытья была 42 метра, а потом площадь резко увеличилась до 60 квадратных метров. Квартира стала больше? Полы стали мыть чаще? По грязи этого не заметно.

Светлана Бегутова: “В 2017 году я достучалась, чтобы сотрудники социальных служб все-таки взяли бабушку на обслуживание. Бабушка была очень худая. Соседи сказали, что ее обижают. Я нашла ее в больнице с переломами. Через участкового забрала пенсионную карточку у алкоголички, которая завладела ей и якобы помогала. Наросли дикие долги за два года по коммуналке. Тогда я приглашала волонтеров, они помогли, у нее выволокли горы мусора. Управляющая компания помогла “Синергия”. После этого я настоятельно потребовала социального обслуживания. Выделили соцработника Свету. Я понимаю ее, что состояние квартиры сложное. Сама бабушка спокойная, добрая, умница. У нее проблема, она приносит вещи с помойки. Понимаю, соцработники не такие великие деньги там получают. Я 300 рублей еще доплачивала соцработнику, чтобы она попутно выгребала этот хлам.

Через какое-то время соцработник ко мне обратилась, я в очередной раз заплатила за обслуживание бабушки 1 тысячу рублей, а она сказала теперь уже 1 тысяча 200 рублей. Я сопоставила, было 700 рублей, я еще 300 доплачивала, и стало 1200? Неужели так быстро выросли цены на социальное обслуживание? Она на голубом глазу – да. Мы живем в России, смотрим телевизор, общаемся с другими пенсионерами, такого резкого повышения на 45% не могло быть. Тогда я настояла, чтобы она принесла договор. Платить я продолжила, ей на карточку деньги перечисляла, доказать смогу. Но стала требовать чеки, которых раньше никогда не было, ни договоров. Через какое-то время она принесла две ксерокопии. Договор, но без вкладыша, неполноценный. А вкладышей, что входит в стоимость услуг, не было. Я обратила внимание, что в договоре не бабушкина подпись как заказчика услуг. Сразу сделала замечание. Света, почему вы подделываете подписи? Она опять утверждала, что это не так. И теперь, когда практически через год документы попали в мои руки, я надеялась что в полном объеме”, – сказала Светлана Бегутова.

По ее словам, бабушке принесли все подписать только недавно. И так увлеклись, что подписи пенсионерки заранее стоят в строчках, где даже еще не написано, какую услугу ей оказали. Так с профилактическими беседами на разные темы. Мелочь? Но вопросы и по количеству услуг и реально ли их оказали. И прямо под теми подписями, которые не бабушкины, уже ее рукой стоят вторые подписи. Как на нормальных документах такое может быть?

По основному договору написано “оказание социально-бытовых услуг индивидуального обслуживания и гигиенического характера” – 8 в месяц. Покупка и доставка продуктов питания, помощь в приготовлении пищи – 8 раз (состояние кухни и плиты на фото и видео). Уборка жилых помещений. Время предоставления уборки 120 минут, в это входит уборка и вынос мусора. Оказание психологической помощи 1 раз в месяц. Оформление и восстановление документов 1 раз в месяц. Уже только по основному договору на 537 рублей в месяц прописана уборка, помощь в приготовлении пищи. А есть еще и дополнительный договор, в котором прописано мытье полов. Также там было мытье головы бабушке, обтирание. Это услуги, которые она якобы сама попросила за дополнительную оплату.

Сам договор якобы из архива странный. Первый лист с отверстиями от дырокола, а второй нет, хотя они скреплены. Словно второй заменили совсем недавно, предположила старшая по дому.  

Пенсионерка подтвердила, что соцработник полы мыла, но качество услуги какое? Как часто это было и может ли бабушка в 85 лет разглядеть, сколько там грязи вокруг одной только кухонной плиты? Удивительно, как бабушка еще с какой-нибудь кишечной инфекцией не слегла. Антисанитария.

У Светланы Бегутовой возникло еще больше сомнений, когда она увидела у других обслуживаемых пенсионеров, в каком виде им приносят чеки из центра. Там и сам чек, и приходный ордер. Отдают им каждый месяц. И это все притом, что в центре соцобслуживания настаивали на оплате только соцработникам, а не через банк по реквизитам госучреждения. На этом моменте остановимся отдельно.

Светлана Бегутова сказала, что обратилась в СМИ, чтобы за пенсионеркой лучше ухаживали, ведь за ее обслуживание берут деньги. И призвала балаковцев, у которых пожилые родственники и инвалиды на обслуживании соцработников не полениться и элементарно взять договоры, посмотреть, какие там услуги прописаны, выполняются ли они по факту.

“Раз не было все лето воды на ул. Привокзальной, будьте добры, не включать в стоимость мытье головы и обтирание. Не было этого. Заболела соцработник, не пришла в какой-то день, напишите честно – мыли полы не 8 раз, а 7. Это будет честно по отношению к старикам”, – обратилась Бегутова. 

Вопросов было очень много, все в одной публикации не описать. Но так как для объективности положено выслушать мнение всех сторон, я обратилась за комментарием к директору  государственного автономного учреждения Саратовской области «Комплексный центр социального обслуживания населения Балаковского района» Елене Соболевой. К слову, в этом году ГАУ СО «КЦСОН Балаковского района» и директора Елену Соболеву занесли на Доску почета. “За плодотворную работу по оказанию социальных услуг населению Балаковского района, высокое качество и совершенствование обслуживания получателей услуг, а также большой вклад в стабилизацию эпидемиологической ситуации”. Это фотографии с торжественной церемонии открытия Доски почета с участием главы района Александра Соловьева.

С Еленой Викторовной Соболевой мы разговаривали по телефону, она перезвонила, когда взяла в руки личное дело Нины Федоровны.

– Она у нас на обслуживании с июля 2017 года. У нее небольшое количество услуг, которые она у нас получает. Получает она в основном услуги социальные. И у нее есть еще одна услуга дополнительная мытье полов, то, что она заказывает. От мытья головы она отказалась. Это отдельная услуга, не полностью купание. Полы у нас моются не разы, а метры. У нее заказано 60 квадратных метров. Квартира у нее двухкомнатная. Соответственно, это может быть 2 или 3 раза в месяц. Приобретение продуктов питания, она в основном хлеб и молоко заказывает. Лекарства. Промышленные товары заказывает нечасто, просит газету. Помощь в приготовлении пищи – это кипячение чайника, разогревание пищи, которая у нее находится, так что все правильно. Она заказывает только мытье полов, больше ничего. Ни мытье окон, ни чистки раковины, унитаза, ни протирание пыли. Она ничего не заказывает, – сказала директор Елена Соболева.

– А в основной договор это не входит?

 – Нет, это не входит в основной договор.

– Если в квартире грязно, соцработник какие-то меры предпринимает?

– Мы можем предложить увеличить количество уборки. Но это желание человека. Мы выполняем услуги строго в соответствии с договором, – настаивает директор.

– То есть, если у нее в квартире грязно, это ее желание? У нее очень грязно, просто кошмарно.

– Я понимаю, но мы не можем человека насильно заставить увеличивать количество услуг.

– Те же полы, там такой слой грязи, я вообще сомневаюсь, что их хоть несколько лет назад мыли. А вы говорите по договору там 2-3 раза в месяц их моют?

–  Мы к таким гражданам дополнительно привлекаем студентов-волонтеров. Но сейчас в период пандемии с весны мы того делать не можем. Давайте попробуем сделать силами волонтеров. Все абсолютно остальное по договору мы выполняем, – сказала директор. Волонтеры должны еще полы мыть, за что по дополнительному договору с пенсионерки деньги уже берут регулярно? Это что-то новенькое. Волонтерам договоры покажут?

– 85-летняя бабушка живет в такой, извините, уделанной квартире. Это разве не повод обратиться в органы опеки, больше внимания человеку уделить? Вы сами в этой квартире были, вы видели это?

– Я сама не была, была заведующая отделением (!). Но была до пандемии.

– Разве во время эпидемии пожилым и инвалидам не нужно особое внимание уделять?

– Вы абсолютно правы. И мы стараемся это делать действительно по максимуму. В этой ситуации мы посмотрим, что можно сделать и усилить, – заверила директор центра.

Я задала вопросы про странные подписи, которых по две разными руками, подписи возле пустых строчек за услуги, которые не выполнены.

Но Елена Соболева настаивала, что у них с оформлением документов все строго.

И сама пенсионерка якобы никогда не высказывала претензии по поводу качества услуг – “для нас это самое главное”. По поводу того, что название услуг не соответствует их реальному содержанию, Елена Соболева сослалась на паспорта соцуслуг, которые находятся в Интернете в открытом доступе.  Конечно, это же не для понимания 85-летних бабушек.

Директор высказала свои подозрения по поводу старшей по дому Светланы Бегутовой, поднявшей вопрос. Директора очень беспокоит, почему старшая по дому забрала у пенсионеров карточки. “Я ее упрекала, что так делать нельзя. Меня это очень пугает. Эта женщина на меня большой зуб точит. Я не знаю, зачем она так тщательно окучивает одиноких стариков”, – сказала Елена Соболева.

– Вы обратите внимание на бабушку, и какая там грязь?

– Конечно! Обязательно! 85 лет, это же может затаптываться буквально мгновенно. Просто мгновенно. Потому что когда человек кушает, это падает и сразу же затаптывается ногами, – на полном серьезе заявила директор центра Елена Соболева.

После этого она еще несколько раз перезванивала, и каждый раз выдвигала новые версии грязи в квартире.

Каждая новая версия удивляла все больше. Разговоры записаны на диктофон, но если коротко, то директор узнала, что у бабушки есть кошки, сказала не они ли так полы затаптывают. Я спросила, а по станам не кошки ли тогда тоже ходят, раз на них аналогичный слой грязи. Кошек на момент визита в квартиру было не больше двух. Потом Елена Викторовна перезвонила и заверила, что она сама съездила к бабушке. Директор вспомнила, как в 2017 году волонтеры помогали выгребать мусор из квартиры. Но сама признала, что и тогда о проблеме бабушки сообщила именно Светлана Бегутова.

Директор уже заговорила о необходимости не только уборки, но и ремонта. Обещала в тот же день, в пятницу, отправить сотрудников на благотворительную уборку.

Снова вернулись к грязи на полу, особенно на кухне возле плиты. Как бабушка, которая с трудом ходит, умудряется так вытаптывать? И тут уже новый поворот!

“На кухне бабушка полы мыть не просит (!), потому что она кухней не пользуется. У нее плитка стоит в зале. Она не пользуется кухней вообще. Где она показывает, что нужно помыть, там соцработник, насколько это возможно, делает. Бабушка определяет эти метры, где полы должны быть помыты. Конечно, это определяет сама бабушка. Сегодня мы ей предложили, вы закажите, что мы хотя бы унитаз будем вам чистить. Она сказала, ну, наверное, тогда давайте вы мне из этого договора что-то делать не будете. Взамен, чтобы у нее плата не повысилась”, – сказала директор Елена Соболева. И даже пообещала рассмотреть вариант замены соцработника. Она настаивала, что центр оказывает государственные услуги по существующим стандартам. Заявила, что вообще пенсионерке лучше переехать в интернат, но бабушка не хочет.

Голову помыть за 55 рублей 34 копейки или унитаз помыть за 27 рублей 67 копеек?

От таких слов становится просто стыдно за эту страну. 85-летняя ветеран труда, находящаяся на обслуживании у соцработников, теперь будет выбрить, например, голову помыть за 55 рублей 34 копейки или унитаз помыть за 27 рублей 67 копеек?

Светлана Бегутова в чате, где есть чиновники и депутаты, публично пригласила их на 85-летний Нины Федоровны 15 ноября. Конечно, после такой огласки, ей с помощью волонтеров и спонсоров и уборку сделают. И может даже ремонт, отчитаются о благотворительной помощи к юбилею ветерана труда. А чем же занимались 3 года соцработники центра у этой бабушки, всё полы до блеска намывали, которые она то моментально вытаптывает, то вообще сама просит мыть частями? Ведь это же не бесплатно было. Конечно, после огласки, в центре соцобслуживания могут все свалить на соцработника, а они и так трудятся за гроши. Но ведь директор призналась, заведующая отделением тоже посещала пенсионерку.

Директор ГАУ СО «КЦСОН Балаковского района» Елена Соболева настаивает – деньги за обслуживание пенсионеров можно платить только наличными соцработнику. “В соответствии с законодательством, которое действует в нашей Саратовской области, нашим министерством труда и социального развития принята только одна форма приема денежных средств от обслуживаемых граждан. Только наличными, только лично или через социального работника”. Но Светлана Бегутова обращалась в Саратов и получила письменный ответ за подписью заместителя министра труда и социального развития Саратовской области Светланы Аллахвердиевой: “Согласно положению государственного автономного учреждения саратовской области “КЦСОН Балаковского района” о порядке взимаемых денежных средств, полученных от оказания платных услуг, утвержденного 28 декабря 2018, социальные услуги можно оплачивать безналичным путем через банки и терминалы на счет учреждения или наличными в кассу”.

Думаю, что теперь и министерство могут заинтересовать эти многочисленные вопросы по работе Балаковского центра социального обслуживания населения.

Инна Чумичкина

P.S.

За пятницу к Нине Федоровне соцработники приехали несколько раз. Начали отмывать квартиру. помыли плиту, стену, раковину, те самые полы. Мусор еще не вынесли. Светлана Бегутова сообщила, что бабушку снова уговаривали переехать в интернат, она отказалась. Но порядок наводить начали, уже по этому фото видна разница.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.